О привычке страдать. Страдание — это Судьба или Выбор?

Пагубная привычка страдать может передаваться из поколения в поколение. Что это - родовая программа или неверно выстроенные отношения с матерью? Для того чтобы выйти из привычки страдать, нужно принять свою маму такой, какая она есть.

Мне никто не сможет помочь. То что происходит в моей жизни, уже не изменить. Надо было раньше. Я только сам (сама) могу себе помочь, но у меня никак не получается. О чем это все? Если по простому, то о привычке страдать. Причем страдать не только за себя, но и за маму, за папу и тех кто был до них. Этакая родовая программа. Будь как мы и тогда ты будешь жить. А если нет, то…

Когда страдание — это судьба

Если я перестану страдать, я словно бы предам тех кто дал мне жизнь. Ведь если я такая же (такой же) как они, то мы вместе, то мы семья.

Нет в этой семье радости и любви, а есть лишь их подмена? Ну что ж, зато я не одинок и у меня словно бы всегда есть хоть и дисфункциональная, но поддержка.

Страшно, очень страшно изменить свою жизнь, когда не одно поколение выбирало путь страдания. Ведь если я не такой как они, то я рискую быть изгнанным. А для травмированной части, изгнание равно смерти. Если ребенок оставался один, то он погибал. Если племя изгоняло взрослого человека, когда вокруг дикие звери и другие опасности, то он так же вскоре погибал.

Кроме того, у привычки к страданию, всегда много вторичных выгод. Кто-то пожалеет, поможет, внимание даст. Да и сам к себе человек «благодаря» страданию, может проявлять внимание и заботу. Ведь когда страдать не из-за чего, то словно бы и внимание не нужно. Не свое, не чужое. И появляется пустота.

Пустота, которая порой просто не выносима. Ведь нет понимания чем ее заполнить. Нет опыта просто жить и радоваться и чувствовать себя живым именно в этом.

Я хочу по другому, но я не могу. Не могу, потому что страшно. Потому, что нужно перестроить не только свою жизнь, но и отношения со своими близкими. И в первую очередь с мамой.

Нередко бывает, что человек вообще не хочет смотреть в сторону мамы. Мол у нас все хорошо. Она такая какая есть и сделала все, что смогла. И с одной стороны, мама действительно сделала все, что смогла. А вот с другой. Одно дело принятие этой реальности и совсем другое вытеснение образа мамы на место ребенка.

Привычка страдать

Когда у такого человека спрашиваешь про маму, он нередко начинает злиться. Причем находясь совершенно не в контакте со злостью. Он может даже сорваться на крик и при этом утверждать, что спокоен. Для него злиться на маму это табу. А ведь злость на нее все же есть и эта злость вымещается на того, кто в той или иной мере подошел на эту роль, на кого сработал детско-родительский перенос.

Когда человек в контакте со своими чувствами и эмоциями, то для него нормально испытывать и любовь, и злость к близким людям. А вот когда этого контакта нет, то на самом деле он не только злиться на маму не сможет, но и любить ее.

Человек ставит маму на место ребенка, чтобы создалась иллюзия, что мы вместе, что мы семья. Я оберегаю маму от всего, я воспитываю маму, я ее направляю… Я чувствую себя нужным, правильным, хорошим. Я сам создаю себе иллюзию семейной системы основанной на любви. И… И снова страдаю от этого. Ведь мало того, что быть нужным и быть любимым это про разное. Так еще и энергия любви идет от рода через маму и через папу к ребенку, а не наоборот.

Да она далеко не всегда идет так насыщенно как нам хочется, но если маму (папу) поменять местами с их ребенком в родовой системе, то энергии любви вообще не будет возможности пройти. А если у «ребенка», есть ребенок, то ему этой энергии не достанется от слова совсем.

Конечно же не каждый человек, привыкший жить в страдании, не может (не хочет злиться на маму), очень часто он очень даже злится на нее. И не просто злится, а впадает в ребенка который хочет всему миру рассказать о ее злодеяниях. И чем больше ему сочувствуют, сопереживают, тем больше он об этому говорит. А боль, а боль не проходит. Да немного затихает, но не проходит.

Почему так? Да потому, что травмированную часть насытить невозможно. Сколько не давай, ей всегда будет мало.

А вот здоровую часть увеличить, путем постепенного исцеления и возвращения отщепленных травмированных частей возможно.

Чем больше здоровая часть, тем меньше становится травмированная. Именно поэтому, работая с ранней травмой, работа идет на разных уровнях. И работа эта длительная и не простая.

Для того чтобы выйти из привычки страдать, нужно именно принять маму такой, какая она есть, а не переносить ее на место ребенка, или груши для битья, или в разряд святых и неприкосновенных. Место мамы и папы, у ребенка за спиной и никак иначе. И какими бы они не были, важно помнить, что они нас старше в родовой системе и от них к нам приходит энергия рода, а не наоборот.

И какими бы они ни были, что бы не транслировали из травмированных частей, их здоровые части души (даже если их не видно) всегда хотят для ребенка самого лучшего. А самое лучше, это явно не про страдания.

Не хотите передавать детям привычку страдать? Тогда сначала нужно самим из нее выйти. Точнее, с помощью психолога. Причем осознавая, что психолог это помощник, а не маг-чародей, который все за Вас сделает.

И да, если Вы даже не сомневаетесь, что Вам никто помочь не сможет, то помочь Вам действительно никто не сможет, даже Бог.

Автор Денисенко-Бравицкая Елена

Источник

Загрузка ...
Медмафия
×